К вопросу о готовности подстраиваться в любовных отношениях

Некоторое время назад в переписке с подругой встал такой вопрос: является ли готовность подстраиваться под любовного партнёра следствием гибкого характера, или всё-таки силы чувств – когда, желая быть вместе, люди «делают всё возможное, чтобы найти комфортное существование вдвоём». Я выразила убеждение в том, что решает гибкость. Что уступки ради гармоничного существования и функционирования как пара – это не вопрос доброй воли, наития или благородных душевных порывов, а вопрос вынужденности и необходимости. Поскольку же большая любовь вполне может соседствовать с не меньшим эгоизмом, то, недовольные чем-то в отношениях, мы в первую очередь стараемся переделать другого, и только потом уже, когда не получается прогнуть свою линию и нас пугает угроза расставания, мы со скрипом, со стоном, с натяжкой приступаем к работе над собой. И тут, в зависимости от степени развитости способности к адаптации, у одних это получается легче и быстрее, у других же – с превеликим трудом.
Недавно, во время раздумья за домашними делами на похожую тему, но по другому поводу, мелькнула такая мысль, что сам возлюбленный, ради которого меняешь или как раз таки не меняешь себя, тоже играет немаловажную роль. В частности, вспомнилось, что бывают такие случаи, когда в новых отношениях человек совершенно преображается и идёт навстречу второй половинке во всём том, в чём отказывал предыдущей и что нередко становилось причиной конфликта. Банальный пример: с новой избранницей мужчина вдруг несказанно романтичен, галантен, страстен, щедр на комплименты, а всё потому, что она всей своей грацией, женственностью и очарованием вызывает желание быть таковым, в то время как бывшая его сердечная подруга в определённый момент запустила себя до такой степени, что там всякая любовь уступит брезгливости. Однако существуют такие случаи, в которых причины разительных перемен к лучшему с новым партнёром менее очевидны или даже абсолютно загадочны. Знакомая рассказывала, что, пересекаясь иногда с бывшим мужем на каких-нибудь мероприятиях, слышит его радостные хвастовства о том, как он и его новая пассия то там побывали, то сям отдохнули. Когда же она спрашивает: «А почему ты со мной отказывался путешествовать, ведь я часто предлагала и звала тебя?» – он не находит ответа. Я снова отрицаю в качестве фактора силу чувств; мне вообще кажется неправильным говорить «ту любил меньше, а эту любит сильнее». Само понятие любви просто не допускает градаций, она – любовь – априори большая, абсолютная, сконцентрированная, поэтому если даже колебания «больше-меньше» в ней и существуют, то особого значения играть не должны. Возможно, имеет место быть переосмысление собственного поведения или ценностей жизни после неудавшихся отношений – и тогда, начиная с чистого листа, стараешься не повторять прежних ошибок, но мне лично в это верится мало. Слишком уж велик соблазн вернуться к своему естественному состоянию, попробовать навязать волю своего эгоизма – а вдруг с этой персоной «проканает»? (Да-да, я адвокат дьявола и считаю, что человек скорее низок по своей природе, нежели высок.)

К вопросу о готовности подстраиваться в любовных отношенияхПолагаю, дело в мотивации, а точнее – в мотивировании со стороны любимого человека. Ту форму, когда определённое позитивное действие вызывает соответствующую позитивную, комплементарную реакцию, я уже упомянула выше на примере. Бывают, однако, действия, к которым невозможно подстегнуть другими действиями – только словами. И эти слова должны быть правильными, чтобы быть эффективными. Подробнее об этом постараюсь написать следующим (ну или просто каким-нибудь другим) постом, но если вкратце, то в идеале это мысль, совершенно ненавязчивая и невинная, внедрённая в другую голову так, что, претворяя её посыл в жизнь, обладатель этой другой головы думает, что шёл на поводу исключительно у собственного желания и воли. «М-м-м, как же мне башню сносит от бородатых мужчин!» – произносит чувственным, почти утробным голосом она, увидев какого-нибудь бородатого парня в фильме/на картинке/на улице, и вот её возлюбленный перестаёт бриться. «Знаешь, у меня давно есть мечта совершить с тобой поездку по маршруту из «Одноэтажной Америки» Ильфа и Петрова, однако, боюсь, один я за рулём всю дорогу не осилю…» – и вот, если в ней сидит такая же жажда этого путешествия, она садится за теорию по вождению. В идеале.
Другая версия, не обязательно подменяющая предыдущую, а скорее дополняющая её, возникает, когда я думаю о случае вышеупомянутой знакомой и образах трёх главных лиц, в нём замешанных. Основана она на условии наличия неравенства в отношениях, не просто объективно имеющегося, но и непременно ощутимого и некомфортного для одной или обеих сторон. При этом я имею в виду совершенно конкретный вид неравенства – на уровне духовного, интеллектуального или профессионального развития. Превосходящий в этих критериях (в одном или нескольких сразу) конечно не станет идти навстречу отстающему партнёру в просьбах, уступить для него в которых – значит деградировать («Давай не пойдём сегодня на это долбаное «Лебединое озеро»/«Травиату», а лучше останемся дома [тупо втыкать в телевизор]!»). И в некоторых ситуациях будет абсолютно прав! С равным же партнёром подобных конфликтов даже не возникнет, ибо тот будет иметь схожую систему ценностей и разделять большинство его интересов. Для отстающего, в свою очередь, если неравенство представляется ему серьёзным и он не является сам по себе полноценной личностью, поддержать превосходящего возлюбленного в делах, всячески способствующих его развитию – значит ещё больше увеличить расстояние до него; заняться своим личностным ростом по собственной инициативе или просьбе партнёра – значит открыто признать свою инфериорность; уступить обладателю крепкого внутреннего стержня и предприимчивого, энергичного характера – равносильно подчинению чужой воле. Такие в своём отказе любимому даже в малейших и невиннейших удовольствиях – да хотя бы в тех самых совместных путешествиях – видят борьбу за собственную значимость и независимость, такое поведение как бы утверждает за ними наличие собственной воли и демонстрирует её силу. Немудрено, что когда эти люди находят себе уже равную или уступающую в развитии половинку, их словно подменяют. Они «избавились наконец от гнёта тирании» и «могут раскрыть все свои хорошие стороны в более благоприятных условиях». Теперь заняться личностным ростом – значит достигнуть или увеличить своё превосходство над партнёром, а потакать его желаниям и капризам – значит совершать жест снисходительной щедрости и великодушия…
Ладно-ладно, возможно, не всё так ужасно и мерзко на самом деле.

(с) adelgundis

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

А вы случайно не бот? * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.