Об односторонней любви

Недавно мне поступил вопрос-сообщение с содержанием “Напиши о безответной любви”. Увы, это тот редкий случай, когла отправителя я в упор не помню, так как, прошу прощения, до дрожи терпеть не могу императив в любого рода текстах; во-вторых, тема романтической любви, особенно безответной, меня не вдохновляет совершенно. Но тут пришла в голову мысль, рассказать о другой любви, тоже односторонней, прекрасной и затяжной. Догадались, о чем я? Ведь только об этом и умею писать.

* * *

Я поняла, что что-то не так, когда однажды в 14 лет проснулась утром и не проклинала весь свет, всю жизнь и всех людей, как обычно. Уже говорилось, что для меня это был очень тяжелый период, когда вся жизнь казалась чем-то тяжелым, бессмысленным, страшным. Я долго валялась в кровати и думала, почему именно сегодня весь мир кажется таким солнечным. И вспомнила — сегодня должна была прийти моя первая книга по психологии. Одна эта мысль помогла мне приобрести причину встать, одеться и начать функционировать.

Я поняла, что влюбилась, когда почувствовала те самые знаменитые бабочки в животе, покалывание на кончиках пальцев, и тягу глупо улыбаться каждый раз, когда скачивала новую книгу, находила полезные сайты, узнавала новое, неизвестное до этого времени, и даже когда садилась за книги и готовилась к экзаменам и тестам.

Я поняла, что люблю, когда спустя годы я все еще испытываю те самые бабочки, прикасаясь к калькулятору. А калькуляторы всегда ненавидела до слез, благодаря отвратительнейшим учителям по математике, химии и биологии. Но прикасаться к калькуляторам ради психологи — дело совершенно другое. Говорят же, любят не за что-то, а вопреки всему. Правда. Мне повезло, что еще никто не спросил, почему я люблю психологию, потому что на этот вопрос я бы не смогла ответить — но я готова ее доказать, каждый вечер щелкая кнопками, рисуя строение мозга и зазубривая с нуля химические реакции в теле, все под монотонный голос лектора-нейробиолога в наушниках.

Я поняла, что без нее не могу, когда родители выступили категорически против моего желания поступить на психологию. Пришлось искать разного рода компромиссы. Многие из вас уже знают, что я учусь в Шотландии — но знаете, почему именно Шотландия, а не Лондон, не Оксфорд, и не Кэмбридж? Потому что Эндрюс — единственный университет, предлагающий компромисс, и позволяющий мне учить психологию в сочетании с международными отношениями (и имеющий хоть какой-то авторитет в образовании).

Я поняла, что совсем сдвинулась, когда мне начали поступать вопросы о парнях, создании семьи и детях, а я, пытаясь представить себя в роли жены/матери, словно натыкаюсь на каменную стену. Я не феминистка и не чайлдфри, и знаю, что рано или поздно против гормонов не попрешь, но пока что абсолютно слепа ко всему этому. Зато знали бы вы, как четко я представляю на себе лабораторный халат.

Я поняла, что была бы психология реальным человеком — вышла бы замуж, не раздумывая.

Драматично вышло. Как, собственно, большинство постов об односторонней любви — ведь психология всего лишь какой-то абстрактный предмет.

Я надеюсь, парень, который задал мне вопрос, читает это.

(с)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

А вы случайно не бот? * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.