Бойцовский клуб

Мое знакомство с Чаком Палаником состоялось относительно рано. Мне было не так уж и много лет, когда я прочитал парочку его вещей. Помню только первые ощущения — тошнота, потрясение, и желание продолжить. Как наутро после пьянки. Совершенно сейчас не представляю, что хотел показать Паланик в своих книгах. Потому что это уже и не важно. Каждый находит в его произведениях что-то для себя, хотя бывают среди людей и такие, кто просто хмыкает и говорит — да нет там ничего. Это кстати, хороший способ проверить, умеет человек читать или нет. Те, кто в книгах Паланика ничего не нашел — это как правило, люди с проблемами восприятия мира вообще или не умеющие сосредоточиться. В России была тогда волна, с запада пер Ирвин Уэлш, фильмы ужасов, триллеры, драмы с уродами в главной роли. Но среди всего этого водоворота Чак Паланик умудрялся быть на самом гребне этой волны с точке зрения идеологической, и даже снимать со своего положения некие сливки в лице фанатов и поклонников.

Давайте разберемся сразу со словом «фанат и поклонник». Я имею ввиду  не идиотиков, которые пролистали пару абзацев, кивнули и важно протянули: «Дааааа.. Это вещь». Я говорю о людях, которые его ЧИТАЛИ. Которые читали его В ОРИГИНАЛЕ. Просто потому, что кому-то понравился перевод. Угадайте кстати, с трех раз, кто был первым переводчиком книги Паланика «Бойцовский клуб». О, я подскажу. Это автор почти всех песен группы «Наутилус Помпилиус», которого сейчас так не хватает Бутусову с его псевдобеременной Настасьей и мухами в лаптях. Илья Кормильцев, разумеется. Паланика любят и читают люди умные, как ни странно для некоторых. По сети гуляют десятки и сотни переводов его рассказов и романов. Среди некоторых из них можно выделить перевод рассказа «Кишки». Его выполнил повсеместно известный на лирушечке персонаж ГУВХ, которого я тут поостерегусь трогать в других ракурсах ввиду его нервного и ранимого характера. Остановимся только на выполненном им переводе. Он выполнен замечательно, а это главное. Что касается меня, то я хотел поговорить о другом произведении. О «Бойцовском клубе».

В России быть писателем очень трудно, особенно популярным. За рубежом все проще. Вот ты пишешь рукопись и несешь ее издателю. Вот тебе выдают чек под еще не написанную вещь, вот ты сидишь и спокойно в уюте и тепле набиваешь то, что хотел сказать. Тебе уже заплатили. Но бывает и не так. Бывает так, что ты носишься с уже готовым романом и он просто никому не нужен. Или вдруг ни с того ни с сего, твои ночные откровения сквозь зубы с проклятиями кто-то берет и покупает, тут же снимая по ним фильм. Ты вроде бы хотел пошутить, посмеяться, — но это вдруг оказывается то самое, что цепляет твоего продюсера и издателя. Так было и с «Бойцовским клубом». Роман изначально аполитичный, асоциальный, деструктивный и депрессивный по своей природе вдруг неожиданно для всех оказывается востребован на рынке. Почему? Не потому ли, что Паланик просто взял и озвучил то, что уже итак было понятно без него? Или же все-таки все не так просто, как кажется?

Недовольство структурой современного общества, его тупиковость и безысходность, его жестокость и бессмысленность с точки зрения естественного отбора — это только немногие из мыслей романа. Мне кажется, что Паланик озвучил то, что было личным и для него, не только для нас с вами. И вопрос весь даже не в том, что в Америке или в Европе все по-другому. Эта книга универсальна, потому что писали ее в обществе демократическом, в обществе, где основой является бизнес и корпорации. Где деньги важнее всего. Важнее ценностей, вещей, людей, эмоций и чувств. Деньги как самоцель, просто так, без причин. «Ты больше, чем твоя работа», — заявляет Тайлер и взрывает небоскреб. «Ты больше, чем сумма на твоем счете», — говорит он и бьет себя по лицу. Безысходность. Вот что это. Загнанные в ловушку своего кругового быта люди разрываются между нелюбимыми работами и вещами, которые им не нужны. Они уже не знают, куда они идут и зачем. Они поставлены перед выбором, — двигайся или сдохни от голода. Работай или убирайся к чертовой матери. Тайлер рвет все шаблоны, бросает вызов, истекая кровью сам. Он нелеп, он страшен, он кошмарен с точки зрения садизма к самому себе и другим. Он циничен и уродлив. Но так ли он не прав?

Основы буддизма, затронутые в романе Палаником, выглядят страшновато среди прочих пейзажей произведения. Я говорю сейчас не только о фильме, но и о книге. Ведь книга несколько больше, чем фильм. Книгу я читал в оригинале, пытаясь понять до конца сказанное на страницах. Переводчики, как известно, часто грешат в угоду удобства понимания мысли своими собственными трактовками. Меня интересовали оригиналы. Меня потрясла простота и гениальность задумки Паланика о бойцовских клубах. Казалось бы — какой смысл выпускать в прокат фильм, разрешать эту книгу, провоцируя людей на подобное в реальности? В чем подвох? Где изъян? Но будет ли революция? Вот в чем вопрос. Возникнет ли когда-нибудь что-нибудь подобное? А вы оглянитесь вокруг. Разве этого всего еще не было? Не было всех этих сект вокруг выеденного яйца и по тоталитарному принципу? На добровольных началах? Тайлер не просто диктатор. Он фюрер, поставивший себя выше всего на свете, даже выше себя самого. Отделив сам от себя то, что его всю жизнь спасало и помогало выжить, создавая невыносимые ситуации и провоцируя себя на чудовищные испытания, связанные с риском для жизни практически каждый день.

Где-то в один из обычных дней до Тайлера доходит, что он является невольным соучастником тысячи убийств в год. Люди сгорают в своим машинах из-за брака в производстве, про который знают, но молчат. И тот эпизод, где Тайлер едет по автостраде и отпускает руки от руля — он очень важен. Он важен. В фильме и в книге тем более это один из ключевых моментов. Тайлер отпускает руль и едет в никуда. Он скользит под звездами по неведомому ему самому азимуту, который никто и никогда не узнает. Даже он сам. То, что это встречная полоса — это детали. «Каждый день мы можем умереть в любой момент. Что бы ты сделал перед смертью?» — порой кажется, что это откровение, какая-то долбанная библия. Потому что на самом деле все так и обстоит. Можно планировать в своей жизни что угодно, но ты зависишь от массы обстоятельств, которые не знаешь сам. Было бы глупо считать, что все учтено и ничего эдакого произойти не сможет. Тайлер отпускает руль. Ему интересно, умрет он или нет. Выживет или умрет? Но он выживает из раза в раз, потому что его философия, такая гладкая на первый взгляд — направлена именно на выживание Тайлера. Стремление к самосохранению через селфдистракшн — это подлость, но так оно и есть. Вокруг Тайлера рушатся дома и города, вокруг гибнут люди, а он всегда остается вживых. Даже в конце романа, убогий и по всей видимости, не совсем здоровый на голову, после того, как армия уже создана, философия отточена, и когда вождь может уже валить на все четыре стороны. Потому что вождь уже не нужен. Тайлер стал чем-то большим, чем просто человек. Он стал принципом, выходом из индустриального общества для униженных и оскорбленных офисных крыс и работников служб сервиса.  Самый главный вопрос, который до сих пор волнует меня, очень прост. А любил ли Тайлер кого-нибудь, кроме себя самого? Марлу? Возможно. Но ответа у меня нет. Я не знаю. 

*Все права на фильм и изображения, связанные с фильмом, принадлежат его создателям. Данные кадры представлены для ознакомления.

Настроение сейчас — дождливое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

А вы случайно не бот? * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.